Мы планируем путешествие в Японию, страну Дзен буддизма. Хлопок одной ладонью и цветущая сакура. Нестандартный маршрут и особые места силы.


Суфизм и Дзен

«Муршид, - сказал я, - я вижу Дзен в Вас».
«Мистер Сензаки, я вижу суфизм в Вас», - ответил он.
Затем мы оба улыбнулись друг другу.



«Госпожа Мартин пригласила меня к себе, чтобы я встретился с её учителем, и так как я находил много ценного в её библиотеке в течение нескольких лет, я не сомневался, принимая её любезное приглашение. По дороге я встретил доктора Хэя, моего старого друга, психолога. «Куда вы идете?» - спросил он.

«Я иду на встречу с Инайят Ханом», - ответил я. «О, тот суфийский учитель? - сказал доктор. - Я присутствовал на его лекции этим утром в Суфийском Храме. Это была такая утомительная церемония с горящими свечами, множеством поклонов и тому подобным. Лекция изобиловала цитатами о Боге и Любви. Ничего нового не было в этом, я заплатил один доллар за вход». «Я пойду с вами, чтобы встретиться с ним». «Если у вас нет желания идти, - ответил я, - то нет необходимости идти со мной. Я не прошу вас делать это».

«Хорошо, - сказал он, - это никак не повлияет на встречу. Я пойду вместе с вами».

Таким образом, мы вдвоем пошли к дому госпожи Мартин, единственной Муршиды в Америке. Когда мы прибыли, нас ввели в комнату для медитаций. Она была слабо освещена лампой, покрытой зеленой шелковой тканью, в то время как благоухание персидского ладана наполняло воздух.

После того, как госпожа Мартин представила нас и мы обменялись рукопожатиями по американскому обычаю, мы расселись за квадратным столом - госпожа Мартин напротив доктора Хэя и учитель - напротив меня.

Мой друг, психолог, начал разговор с учителем, спросив его, нравится ли ему Америка и ее люди, тем временем вынимая сигару из кармана, которую, однако, он стеснялся закурить на такой встрече.

Инайят Хан улыбнулся мне и спросил: «Мистер Сензаки, скажите мне, в чем смысл Дзен?» Я помолчал некоторое время и затем улыбнулся ему. Он улыбнулся мне в ответ. Наш диалог был закончен.

Психолог, не разобравший, что произошло, сказал: «Видите ли, Мистер Хан, Дзен является японизированным санскритским выражением. Его оригинальный смысл есть Дхьяна, что значит медитация и ...... В этот момент Инайят Хан
поднял изящно свою правую руку и остановил психолога. Госпожа Мартин затем вставила: «Скоро я получу книгу, которая очень хорошо описывает Дзен. Это английский перевод с японского «Двенадцать Сект Буддизма». Я могу дать вам эту книгу». До того, как она смогла подняться с сиденья, Инайят Хан снова очень грациозно взмахнул, на этот раз, левой рукой, останавливая Муршиду, и затем мельком взглянул на меня.

Его глаза были полны слез, но не мирских слез, а слез из Великого Океана покоя и ясности. Я процитировал старую дзенскую поэму, но не вслух, не мысленно, а в мгновение, подобное вспышке. Она гласит:

«Ни одна живущая душа не подходит к той воде. Безбрежный пласт воды голубой, как индиго. Пучина глубиной десять тысяч футов. В полночь, когда все в безмолвии и тишине, и только лунный свет пронизывает волны, достигая дна легко и свободно».

«Муршид, - сказал я, - я вижу в Вас Дзен».

«Господин Сензаки, я вижу Суфизм в Вас», - он отвечал. Мы улыбнулись друг другу. Госпожа Мартин вставила: «Господин Сензаки, вы можете попрактиковаться в английском. Почему бы вам не рассказать больше о Дзен?»
В этот момент Муршид и я громко расхохотались, Муршида и психолог присоединились к нам, не понимая, впрочем, почему мы смеемся. Счастливое интервью закончилось.

 .